• СЕБЕЖСКИЙ УКРЕПРАЙОН. 1941 ГОД

 

 

3 июля 1941 года по приказу командующего 56 танковым корпусом Э. Манштейна из района латвийского города Резекне, корпус изменил направление ранее запланированного удара на Остров и повернул в сторону Себежа. Войска имели задачу прорвать с ходу линию укреплений Себежского укрепрайона на старой советско-латвийской границе, которую немцы именовали как "линия Сталина" и дальнейшим движением обойти с востока сильную танковую группировку Красной армии, сосредотачивающуюся в районе Пскова.

Однако, быстрый темп наступления немецких войск из района Резекне быстро замедлился по причине наличия перед фронтом наступающего немецкого корпуса значительных заболоченных участков в предполье Себежского укрепрайона. Авангард 8 танковой дивизии наткнулся на гать, ведущую через болота, но использовать ее для продвижения немцы не смогли, т.к. гать была забита техникой, брошенной отступавшей здесь ранее частью Красной армии. Несколько суток саперные подразделения дивизии потеряли на этом участке, расчищая гать от оставленного нашими войсками имущества. Когда немецкие войска все-таки вышли из болот и подошли к укреплениям Себежского Ура, они встретили ожесточенное сопротивление защищавших его войск 22 армии РККА.

Намного успешнее получалось наступать у дивизии СС «Мертвая голова», наносившей удар вдоль автодороги Москва-Рига. Однако и на этом направлении быстрого броска к Себежу у захватчиков не получилось. 717-й и 391-й стрелковые полки организовали жесткую оборону и вели сильные бои  в районе деревень Заситино, Кузьмино, Техомичи, Креково и непосредственно у железнодорожной станции «Себеж», которая являлась конечным пунктом наступления немцев на этом участке. 6 июля 1941 года, во время активных боев на линии Себежского УРа,  автомобиль командира дивизии СС «Мертвая голова» Теодора Эйке подорвался на советской мине и Эйке получил тяжелое ранение ног, из-за чего был срочно эвакуирован в госпиталь и долго лечился.

Погибшие советские солдаты около капонира в деревне Заситино. Фото сделато немецким военнослужащим

 

 

Атаковавшие Себеж солдаты и командиры СС рассчитывали на быструю и легкую победу. Однако, и здесь они просчитались. Подразделения Западного фронта, оборонявшие Себежский УР, части отошедшей из Латвии 46 танковой дивизии полковника Копцова В.А. и подоспевшая из резерва 170 стрелковая дивизия из Стерлитамака под командованием генерал-майора Т.К. Силкина сумели жестоко потрепать наступавшего противника и задержать его продвижение на несколько суток.

Утром 7 июля 1941 года немецкая штурмовая авиация нанесла несколько сильных ударов по Себежу и позициям оборонявших его войск. Город горел. Начался вывод из города некоторых оборонявших его частей. В середине дня 7 июля подразделения дивизии СС «Мертвая голова» и части 56 танкового корпуса Манштейна сумели пробиться в город.

8 июля, уже после захвата немцами Себежа, позиции Себежского УРа были прорваны и на других его участках. Героически себя показали бойцы 717-го стрелкового полка под командованием майора М.И.  Гогигайшвили. Однако, потеря Себежа, как основного опорного пункта УР и центра его коммуникаций, заставили наше командование отвести оборонявшие рубеж подразделения и отступить в район Идрица – озеро Свибло – Пустошка.

Себежский УР пал.

У немцев после взятия Себежа и захвата позиций Себежского УРа тоже не было причин для радостного настроения. По свидетельству командира 56-го танкового корпуса Э. Манштейна, приданная ему дивизия СС «Мертвая голова» не оправдала возложенных на нее надежд. Как отмечал он в своих воспоминаних, «Мертвая голова», имевшая хорошую дисциплину на марше, оказалась очень слаба в тактическом отношении и способности быстро прорывать укрепленную оборону советских войск. Младшие командиры этой дивизии оказались неспособны быстро принимать правильные тактические решения на поле боя, из-за чего им постоянно требовалась помощь командиров вермахта.

При прорыве линии Себежского УРа подразделения дивизии СС потеряли около 2000 человек личного состава. С учетом того, что с начала войны убыль личного состава дивизии составила порядка 6000 человек из 15 000 по штату, после падения Себежа было принято решение вывести дивизию СС «Мертвая голова» из состава наступающей группировки немецких войск и отправить в тыл на переформирование.

После взятия Себежа, передовые подразделения группы армий "Север" продолжили свое продвижение вглубь советской территории. Однако до полной оккупации района, через его территорию еще продолжали выход к своим войскам группы военнослужащих РККА, попавших в окружение в Белоруссии и Прибалтике. По всей видимости, в одну из таких групп, выбиравшихся из окружения и входил старший лейтенант Пьянков А.И., останки которого мы обнаружили в 2008 году.

 

Рассказывая о мужестве советских войск при обороне Себежского укрепрайона, важно упомянуть о том, что вообще было такое – Себежский УР.

 

Наиболее правдиво и емко об этом объекте рассказал в своей книге «Цена победы» (издательство «Пустошкинская типография», 2007 год) себежский военный историк Владимир Александрович Спириденков. Выдержка из его книги приведена ниже.

....На направлении наступления немецких соединений помимо естественной преграды р. Западная Двина располагались два укрепленных района (УР) - Себежский и Полоцкий. Чтобы лучше представить, какие возможности не были использованы частями Красной Армии, занимавшими в них оборону, необходимо остановиться на том, что собой представляли эти оборонительные рубежи. Строились укрепрайоны в 30-х годах в глубокой тайне в течение нескольких пятилеток. Полоцкий УР начал строиться в 1928 г. и стал одним из первых 13 УРов на западной границе СССР. Себежский УР был построен в 1938 г. в числе следующих восьми укрепрайонов. Эта полоса УРов протяженностью от берегов Балтийского до Черного моря получила неофициальное название «Линия Сталина». Себежский УР граничил на севере с Островским, а на юге - с Полоцким. После сдвига советской границы в связи с присоединением к СССР Латвии, Литвы и Эстонии Полоцкий и Себежский УРы оказались в глубине рерритории страны на удалении примерно 400-480 км от новых западных границ Советского Союза. Расстояние до Москвы - 580-600 км, до Ленинграда - 500-550 км. В 1941 г; в Полоцком УРе было 9 казематов-позиций противотанковой артиллерии, 196 пулеметных казематов-позиций и 5 командных бункеров. Каждой УР представлял собой воинское формирование, равное по численности личного состава бригады, а по огневой мощи - корпусу. Каждый из них организационно включал в себя командование и штаб, от 2-х до 8 пулеметно-артиллерийских батальонов, артиллерийский полк, несколько отдельных батарей тяжелой казематной артиллерии, танковый батальон, роту или батальон связи, инженерно-саперный батальон и другие подразделения. Каждый УР занимал район от 60 до 180 километров по фронту и от 30 до 50 в глубину, оборудовался сложной системой железобетонных и броневых боевых и обеспечивающих сооружений. Внутри Ура были созданы подземные железобетонные помещения для складов, электростанций, госпиталей, командных пунктов, узлов связи. Подземные сооружения соединялись сложной системой тоннелей, галерей, перекрытых ходов сообщения. Каждый укрепрайон мог самостоятельно вести боевые действия длительное время в условиях полной изоляции.

Укрепрайон состоял из опорных пунктов, каждый из которых в свою очередь имел круговую оборону и был в состоянии обороняться в полном окружении противника, отвлекая на себя значительные его силы. Основной боевой единицей УРа был ДОТ (долговременная огневая точка). Он представлял собой сложное фортификационное (большей частью - подземное) сооружение, состоящее из ходов сообщения, капониров, отсеков, фильтрационных устройств. В нем находились склады оружия и боеприпасов, продовольствия, санитарная часть, столовая, водопровод, «красный» углок, наблюдательный и командный пункты. Вооружение дота: трехамбразурная огневая точка, в которых были установлены на стационарных турелях три пулемета системы «Максим» и 2 орудийных полукапонира с 76 мм противотанковой пушкой в каждом. Гарнизон ДОТа составлял в среднем 12 человек. Самыми маленькими фортификационными сооружениями укрепрайонов были одноамбразурные пулеметные ДОТы, представлявшие собой железобетонный монолит весом в 350 тонн, заглубленный в землю по амбразуры. Поверх него наваливались валуны для вызывания преждевременных разрывов снарядов и бомб противника. Все это поверх было засыпано землей, на которой были высажены деревья и кусты с целью дополнительной защиты и маскировки сооружений. Кроме того, были тысячетонные сооружения большего размера в виде заглубленных в землю двух- или трехэтажных железобетонных сооружений. Над землей оставался только один боевой этаж в виде железобетонного бронеколпака с казематами для орудий и пулеметов.

Толщина стен дотов из усиленного фортификационного железобетона из цемента марки «600» составляла полтора метра с фронтальной части и по метру с боков и тыльной части; крыша, армированная рельсами - метр. Помимо перечисленых сооружений в УРах были построены небольшие боевые сооружения на 1-2 пулемета. Укрепрайон обладал мощной противотанковой обороной и ПВО. Для зенитной артиллерии оборудовались заглубленные в землю капониры, открытые в верхней части. «Линия Сталина» проходила не по самой госгранице, а на удалении от 5 до 10 км от нее. Впереди она была прикрыта минными полями, фугасами, в полосе предполья имелись и другие сюрпризы для противника. Она не была сплошной цепью сооружений. Между ними были оставлены широкие проходы, которые при необходимости легко и быстро могли быть закрыты минными полями, инженерными заграждениями всех видов, полевой обороной обычных войск. В проходах между сооружениями были заранее оборудованы оборонительные позиции. Свидетельством этого являются осыпавшиеся окопы и траншеи в лесах Себежского района. Но проходы могли оставаться и открытыми, как бы предлагая противнику не штурмовать боевые сооружения в лоб, а попытаться протиснуться между ними. Если бы враг воспользовался предложенной лазейкой, то масса его наступающих войск была бы раздроблена на несколько изолированных друг от друга потоков, каждый из которых продвигался бы вперед по простреливаемому со всех сторон коридору, имея свои фронт, фланги и тылы под постоянным огневым воздействием. Себежский укрепрайон, кроме того прикрывался с фронта труднопроходимыми для вражеской техники болотами, реками и озерами, соединенными друг с другом заболоченными протоками. В 1938 г. все 13 УРов было решено усилить за счет сооружения в них тяжелых артиллерийских капониров. Оборудование некоторых боевых сооружений в Себежском УРе в 1938-1939 г.г., в связи с присоединением к СССР Латвии, завершено не было.

Такими Уры должны были быть в идеале, если бы в них были сохранены вооружение и оборудование. Однако после присоединения к советскому Союзу Латвии, Литвы и Эстонии и переносом в связи с этим границы на запад строительные работы в УРах на «Линии Сталина» были прекращены. Не было смысла держать в глубине СССР мощные оборонительные линии, тратя на это колоссальные средства из государрственнного бюджета. Гарнизоны них сначала были сокращены, а затем расформированы. Вооружение (в основном это были пулеметы и орудия, средства связи, запасы продовольствия, боекомплекты, приборы прицеливания, наблюдения, фильтро-вентиляционное оборудование из готовых сооружений более раннего строительства было демонтировано и помещено на склады по рапоряжению Л.З. Мехлиса, осуществлявшего контроль процесса разоружения. В Себежском укрепленном районе на момент начала войны на фронте протяженностью до 60 километров имелось 75 законсервированных долговременных бетонных сооружений без вооружения и оборудования. Сооружения УРа не были оборудованы к ведению круговой обороны, их секторы обстрела не превышали 180 градусов. ДОТы не были оснащены техническими средствами связи, ( были демонтированы в 1940 г., что не позволяло им взаимодействовать в оборонительном бою. 26.6 было принято решение о строительстве на новой западной границе СССР, которое так никогда и не было закончено, в связи с тем, что опыт войны в Европе показал слабую эффективность использования подобных укрепленных районов.....

 

Остатки Себежского укрепрайона до сих пор напоминают о тех временах и той стране. ДОТы и капониры молчаливо смотрят на окружающие их леса своими амбразурами. Огромный труд по их созданию не принес своих плодов. В большинстве своем бетонные коробки не использовались нашими войсками. Где-то из-за невыгодного положения этих сооружений; где-то из-за отсутствия в них вооружения и оборудования. Но, тем не менее, Себежский УР был именно укрепленным районом. Просто вместо ДОТов сильного и умелого противника сдерживали наши солдаты и командиры, которым пришлось стать крепче бетона и стали брошенных фортификаций.

 

 

 

 

 

Поисковый отряд «Забытый батальон» занимается поиском и перезахоронением останков воинов РККА на территории Псковской, Тверской и Калужской областей в соответствии с законом Российской Федерации «об увековечении памяти погибших при защите Отечества»